Глубокая лимбическая система

Это отрывок из бестселлера «Измените мозг — изменится и жизнь!», который написал доктор Дэниел Амен. У нас книгу переводил и публиковал ИД «Эксмо». Правда, в этом отрывке редактура и корректура мои (и работа там была ненулевая :).
Я выбрала именно этот отрывок, потому что речь здесь идёт об общей для людей и собак структуре мозга, что даёт пищу для сравнений и сопоставлений. Именно на уровне лимбической системы образуются привязанности, в том числе – межвидовые.


Глубокая лимбическая система расположена у самого центра головного мозга. Размером с грецкий орех, эта система наделена множеством функций, каждая из которых имеет решающее значение для поведения и выживания человека. С эволюционной точки зрения это одна из наиболее древних областей мозга млекопитающих.
Глубокая лимбическая система даёт млекопитающим возможность переживать и выражать эмоции, освободив их от стереотипного поведения и действий, производимых по команде, идущей от ствола мозга, как это происходит у рептилий, имеющих более древнее происхождение. Дальнейшая эволюция коры мозга у высших животных, и особенно у человека, наделила нас способностью решать задачи, планировать и организовывать. Однако для реализации этих способностей необходимы страстность, эмоции и стремление к действию. Глубокая лимбическая система добавляет нам, если хотите, некоей эмоциональной «остроты» — как в положительном, так и в отрицательном смыслах.
Эта часть мозга отвечает за эмоциональную настройку организма. Когда активность глубокой лимбической системы понижена, мы пребываем, как правило, в позитивном, более оптимистичном расположении духа. Если же эта область «перегрета» или гиперактивна, эмоциональное состояние человека ухудшается. Поначалу это открытие удивило и меня, и моих коллег в нашей клинике. Мы подумали, что повышенная активность в той части мозга, которая отвечает за эмоции, может соответствовать усилению всех чувств, а не только негативных. Тем не менее, вновь и вновь мы убеждались в том, что, когда на снимках SPECT эта область оказывалась гиперактивной, это было связано именно с депрессией и отрицательными эмоциями у нашего пациента. Похоже, что воспаление в глубокой лимбической системе приводит к появлению болезненной эмоциональности. Это подтверждается и новыми результатами изучения депрессии в других лабораториях по всему миру.
Эмоциональная окрашенность, которую вам задаёт глубокая лимбическая система – это своего рода фильтр, сквозь который вы воспринимаете все происходящие события. Эти события обретают эмоциональную окрашенность в зависимости от вашего эмоционального состояния. Когда вам грустно (повышенная активность глубокой лимбической системы), то даже нейтральные события вы склонны воспринимать сквозь негативный фильтр. Например, если вы ведёте нейтральный или позитивный разговор с человеком, у которого на тот момент глубокая лимбическая система гиперактивна или «настроена негативно», ваш собеседник будет истолковывать всё сказанное в негативном ключе. Когда же эта область мозга работает у него нормально или замедленно, человек будет интерпретировать сказанное в нейтральном или позитивном ключе. Эмоциональная оценка события имеет решающее значение для выживания. Именно эмоциональная оценка, которую мы присваиваем событиям, побуждает нас к действию (например, к тому, чтобы сблизиться с желанным партнером), или вызывает у нас реакцию отторжения (стараемся держаться подальше от того, кто в прошлом причинял нам боль).

По некоторым данным, глубокая лимбическая система вместе с глубокими височными долями участвует в запоминании и хранении эмоционально окрашенных событий, как приятных, так и неприятных. Если в результате некоего происшествия вы получили травму (скажем, видели, как горит ваш дом, или пережили автокатастрофу, или подвергались насилию), эмоциональная составляющая этих воспоминаний хранится в глубокой лимбической системе головного мозга. С другой стороны, если вы когда-то выиграли в лотерею, получили диплом с отличием или наблюдали за рождением собственного ребёнка, память об этих эмоциональных переживаниях хранится там же.
Общий эмоциональный настрой отчасти определяется памятью о пережитых эмоциях. Чем больше в ней воспоминаний о хороших, счастливых моментах, тем позитивнее будет общий эмоциональный настрой. Чем больше эмоциональных травм пережил человек, тем мрачнее он начинает смотреть на мир. При этом наша эмоциональная память тесно связана с нашим эмоциональным восприятием событий.
Глубокая лимбическая система также отвечает за мотивацию и устремления. Она помогает нам, «включая» нас по утрам, и побуждает нас к действиям на протяжении дня. Поэтому повышенная активность в этой области, по нашим наблюдениям, также связана со сниженной мотивацией и активностью, что мы часто наблюдаем в случае депрессии.
Далее: глубокая лимбическая система, и особенно гипоталамус, отвечает за сон и аппетит. Здоровые сон и аппетит являются важными факторами для поддержания нормального внутреннего состояния. В случаях нарушений в работе этой зоны и сон, и аппетит нередко страдают.
Глубокие лимбические образования имеют непосредственное отношение к способности формировать привязанности и общаться. Если у животных эта система оказывается повреждена, они утрачивают привязанность к собственному потомству. Когда подопытным крысам разрушали эту область мозга, матери переставали заботиться о своих детёнышах и кормить их, и просто таскали их по всей клетке, как неодушевленные предметы. Глубокая лимбическая система отвечает за механизм, который даёт нам возможность общаться с окружающими; в свою очередь, наше настроение нередко зависит от того, насколько успешно нам это удается.
Люди — общественные животные. Когда мы поддерживаем с окружающими приятное общение, мы сами чувствуем себя лучше, позитивнее оцениваем свою жизнь. Таким образом, способность к общению играет важную роль в эмоциональной окрашенности и качестве нашего эмоционального состояния.
Глубокая лимбическая система напрямую связана с чувством обоняния. Из пяти чувств система обоняния — единственная, в которой орган чувства напрямую связан с мозговым «центром обработки данных». Информация от прочих органов чувств (зрение, слух, осязание и вкус) сначала отправляется на своего рода «пересыльный пункт» и уже оттуда — в пункт назначения, то есть в различные области мозга. Именно из того, что информация о запахах сразу попадает в глубокую лимбическую систему, легко понять, почему запахи могут так сильно влиять на наше эмоциональное состояние. На этом строится расчет производителей парфюмерии и дезодорантов — рынка с оборотом, исчисляющимся в миллиардах долларов: приятные ароматы вызывают положительные эмоции и привлекают к вам окружающих, в то время как неприятный запах, напротив, отталкивает.
Впервые я узнал о связи между запахами и глубокой лимбической системой, когда мне было шестнадцать. Тогда я встречался с девушкой, которая позже стала моей женой. Она происходила из хорошей католической семьи. Меня же, в ту пору типичного легковозбудимого подростка, сильно интересовал именно физический аспект отношений. Как-то, собираясь на свидание, я обнаружил, что закончился мой одеколон. Тогда я взял одеколон, которым пользовался мой брат, — English Leather. Когда мы встретились, я заметил какую-то разницу. В машине она обычно садилась на переднее сиденье как можно ближе к двери. В тот вечер она придвинулась ко мне. Она первой взяла меня за руку, первой придвинулась ещё ближе. Она была ласковее, чем раньше. Стоит ли говорить, что с тех пор единственный одеколон, которым я пользовался, был English Leather.
С глубокой лимбической системой тесно связаны ощущение, запахи, сексуальность. Наполеон как-то написал Жозефине, чтобы за две недели до того, как он вернется с войны, она перестала мыться. Он хотел, чтобы запах ее тела был исключительно сильным — это возбуждало его сексуальность. Похоже, что приятные, сексуальные запахи успокаивают глубокую лимбическую систему и настраивают нас на любовные отношения. Повышенная активность глубокой лимбической системы, часто связанная с депрессией, нередко приводит снижению сексуальности. На протяжении долгих лет я утверждаю, что снижение сексуальной активности сочетается с повышенной активностью глубокой лимбической системы и предрасположенностью к депрессии.
Я исследовал эту проблему на примере взрослого мужчины, страдавшего депрессией, у которого на снимках SPECT отмечалась повышенная активность глубокой лимбической системы. Я попросил его заняться активным сексом с его женой. Через час после этого я сделал повторное сканирование. Активность лимбической системы заметно снизилась. Оргазм иногда описывают мини-спазм лимбической системы, который снижает активность в глубокой лимбической системе. Поэтому секс чрезвычайно полезен для мозга любящего человека.
Когда человек испытывает сексуальные переживания к другому, в мозгу у обоих происходят нейрохимические изменения, стимулирующие эмоциональное общение на лимбическом уровне. Собственно, из-за лимбических связей «случайный секс» часто приводит к незапланированному результату. Два человека могут договориться, что займутся сексом «просто, чтобы развлечься». Тем не менее на другом уровне начинает происходить то, что они совсем не планировали: хотят они того или нет, но секс усиливает эмоциональную связь между ними. Тогда у одного из них, как правило, у женщины, развивается привязанность к ее партнеру, и когда случайная связь заканчивается, это причиняет ей боль. Причина, по которой в этой ситуации чаще оказывается женщина, состоит в том, что у женщины лимбическая система крупнее, чем у мужчины. Как следствие — она может сформировать более сильную лимбическую привязанность.

Исследования подтверждают, что размеры глубокой лимбической системы у женщин больше, чем у мужчин. Это даёт женщинам ряд преимуществ, с одной стороны, и делает их более уязвимыми — с другой. Женщины в большей степени руководствуются эмоциями, и выражают они их лучше, чем мужчины. Им легче общаться и формировать привязанности (поэтому воспитанием детей изначально чаще занимаются женщины — на земле нет ни одного общества, где было бы наоборот). У женщин острее обоняние, что, надо полагать, идет из глубокой древности, когда первобытные матери узнавали своих детей по запаху.
С другой стороны, более крупные размеры глубокой лимбической системы делают женщину более подверженной депрессии, особенно в периоды гормональной перестройки: в начале полового созревания, перед месячными, после родов и во время менопаузы. У женщин попытки самоубийства отмечаются в три раза чаще, чем у мужчин. Однако у мужчин в три раза больше успешных попыток самоубийства, чем у женщин. Отчасти это объясняется тем, что они прибегают к более радикальным способам (женщины чаще принимают огромные дозы таблеток, а мужчины — вешаются или стреляются). Мужчины в принципе менее привязаны к окружающим, чем женщины. Это, в свою очередь, повышает риск самоубийств, доведенных до конца.
Глубокая лимбическая система, и прежде всего гипоталамус в центре мозга, отвечает за то, что наше эмоциональное состояние выражается в физическом ощущении расслабленности или напряженности. Передняя часть гипоталамуса направляет сигналы организму через парасимпатическую нервную систему. Задняя часть гипоталамуса в активном состоянии отвечает за реакцию «бей или беги». Это примитивное состояние, которое готовит нас к первому или второму действию, когда нам угрожают или когда мы напуганы. Эта жёстко закреплённая реакция наступает сразу при активации этого участка, например, как только мы видим или чувствуем эмоциональную или физическую угрозу. Сердцебиение учащается, увеличиваются частота дыхания и давление, ладони и ступни холодеют, направляя кровь от конечностей к крупным мышцам, чтобы или драться, или бежать; зрачки расширяются, чтобы лучше видеть. Такая лимбическая реализация эмоций — мощная и мгновенная. Так происходит при неприкрытой физической угрозе и при более скрытых эмоциональных угрозах. Эта часть мозга тесно связана с префронтальной корой и действует как переключатель между поступками, которые совершаются под воздействием эмоций (глубокая лимбическая система) и рациональным мыслительным процессом и поиском решений, в которые вовлекается кора мозга. Когда лимбическая система включена и разогрета, превалируют эмоции. Когда она остывает, возможна более активная работа коры. Настоящее исследование демонстрирует корреляцию между депрессией, повышенной активностью глубокой лимбической системы и отключением активности префронтальной коры, в особенности с левой стороны.
Проблемы, связанные с глубокой лимбической системой:
• плохое настроение, раздражительность, клиническая депрессия;
• усиливающиеся отрицательные мысли;
• негативное восприятие происходящего;
• сниженная мотивация;
• превалирующие отрицательные эмоции;
• нарушения сна и аппетита;
• сниженная или повышенная сексуальность;
• социальная изоляция.
Проблемы глубокой лимбической системы, как правило, соответствуют нарушению её функций. Вы знакомы с людьми, которые склонны всё видеть с худшей стороны? Их пессимизм может свидетельствовать о нарушениях в глубокой лимбической системе, поскольку, как уже говорилось, когда эта область мозга работает чересчур напряжённо, «призма» эмоций, сквозь которую мы смотрим на мир, имеет негативную окрашенность.
Общение, которое, по мнению десяти человек, было приятным, с точки зрения одиннадцатого оказывается неприятным. И поскольку именно глубокая лимбическая система отвечает за мотивацию, у таких людей может развиться отношение к жизни и к работе, которое удачнее всего выражается фразой «А мне наплевать!». У них не хватает сил на эмоциональную вовлечённость. Они не рассчитывают на хороший результат, и поэтому им недостает силы воли довести начатую работу до конца.
Поскольку глубокая лимбическая система отвечает за сон и аппетит, то нарушения системы могут вылиться в нарушения сна и питания, выражающиеся или в завышении, или в занижении потребности в том и в другом. Например, в случаях классической депрессии люди лишаются аппетита и не могут уснуть, несмотря на то, что у них развивается хроническая усталость. При атипичной депрессии они, наоборот, слишком много спят и слишком много едят.
Нарушения в глубокой лимбической системе приводят к трем видам проблем, каждую из которых мы рассмотрим отдельно: разрывам глубоких связей, эмоциональным расстройствам и ПМС.

РАЗРЫВ
Разрушение глубоких связей и лимбические нарушения часто идут рука об руку. Одна из самых крепких связей, существующих между людьми — это связь между матерью и младенцем. Тем не менее, послеродовые гормональные сдвиги могут вызвать лимбические или эмоциональные расстройства у матери. Они называются «послеродовая депрессия» и бывают различной интенсивности, вплоть до психоза. В таких случаях активность глубокой лимбической системы у матери возрастает. Это явление наблюдается не только у людей, но и у животных. Как следствие, могут возникнуть серьёзные проблемы с формированием привязанности. Мать может эмоционально отгородиться от ребёнка, а это препятствует его нормальному развитию. Часто оказывается, что матери младенцев, у которых отмечается задержка набора веса или развития, не испытывают к ним сильной привязанности.
В этих случаях повышенная активность глубокой лимбической системы у матери приводит к проблемам развития у ребенка. Бывает и наоборот, когда сбой в работе глубокой лимбической системы вызывается внешними обстоятельствами, которые разрушают уже существующие привязанности между людьми. Вот три наиболее распространенных случая:

СМЕРТЬ
Смерть родителя, супруга или ребёнка вызывает сильную печаль и горе. В отношениях между членами семьи возникают особенно тесные нейрохимические связи (отчасти из-за огромного количества общих эмоциональных воспоминаний и переживаний). Когда нарушается такая связь, происходит сбой в работе глубокой лимбической системы. Многие люди, пережившие горе, вспоминают, что испытывали едва ли не физическую боль. Это не плод воображения. Горе часто активизирует в мозге центры боли, расположенные поблизости от глубокой лимбической системы.
Интересно отметить, что люди, у которых сложились хорошие отношения с умершим при его жизни, часто преодолевают горе быстрее, чем те, у которых отношения с ним были наполнены горечью и недоумением. Объясняется это тем, что хорошие отношения оставляют по себе хорошие эмоциональные воспоминания, которые, в свою очередь, лучше залечивают боль утраты. Когда же об умершем начинают вспоминать люди, у которых отношения с ним при его жизни не сложились, они подсознательно пытаются исправить недоразумения, чтобы залечить свою рану. Но у них это не получается. Кроме того, сюда примешивается и чувство вины, которое тоже не способствует скорейшему заживлению душевной раны.

Утрата супруга или любовника наносит особую травму, отличную от той, которую влечет за собой утрата другого любимого существа. Если вы регулярно занимались с этим человеком любовью, смерть одного из партнеров может оказаться чрезвычайно болезненной для другого из-за разрушения связи, сформировавшейся на уровне глубокой лимбической системы. Супруг становится частью химических связей мозга, и на то, чтобы эта связь рассосалась, требуется время. На уровне глубокой лимбической системы вам начинает недоставать его прикосновений, голоса и запаха…

Связь на уровне глубокой лимбической системы зависит не только от сексуальной близости. Другая случай чрезвычайно травматичная утрата, на которую обращают не так много внимания — это потеря домашнего питомца. Многие оказываются привязанными к такому питомцу не меньше, чем к близким. Эти существа дарят нам свою бескорыстную любовь, и иногда между нами устанавливается связь на самом глубоком душевном уровне. Я часто ловил себя на мысли, что если бы во время сканирования гладил нашего пса или держал на руках одну из наших кошек, на снимке глубокой лимбической области был бы заметен ярко выраженный «остужающий» эффект. К несчастью, как раз когда я писал эту главу, умерла от рака моя собака Саманта. Горе, постигшее нашу семью, было огромным. Жена и дочь пролили много слёз. У всех нас возникли проблемы со сном, никто не хотел есть, а если взгляд натыкался на любую мелочь, которая напоминала о Саманте, на глаза сразу наворачивались слёзы, а в душе вновь поднималось щемящее чувство утраты. Я знаю нескольких человек, у которых после смерти их питомцев возникали мысли о самоубийстве и параноидальные явления. Чтобы превозмочь боль от такой потери, надо прежде всего оценить её масштаб.

РАЗВОД
Развод может стать для человека причиной самого сильного стресса, какой только можно испытать. Некоторым потерять любимого из-за развода тяжелее, чем от смерти. Как мы уже говорили, между людьми, соединенными на «лимбическом» уровне, образуется сильная связь. Я полагаю, что именно поэтому женщина часто не может уйти от жестокого мужа. Она родила ему детей, делила с ним кров и постель. Попытка разорвать эту связь, которая существует у неё глубоко в мозгу, может привести к серьёзным нарушениям, к тому, что женщина будет буквально ощущать себя неполноценной, как если бы лишившись этого мужчины, она лишилась бы части себя. У неё начинаются нарушения сна и аппетита, депрессия, раздражительность и желание замкнуться в своем мире. Среди моих пациентов была женщина, бывшая замужем за деспотичным, злым человеком, которого она никогда не могла ублажить. В тот день, когда он сказал ей, что уходит к другой (нанеся ей тем самым тяжёлую «лимбическую» травму), она впала в такое отчаяние, что засунула голову в духовку и открыла газ. По счастью, её спасли и отправили в больницу. И только когда стала заживать травма в её глубокой лимбической системе, а к ней самой стало возвращаться осознание самостоятельности, она начала понимать, что, в сущности, никогда не любила своего мужа и что в любом случае не стоило лишать себя жизни из-за предателя.